Как начинались белорусские IT-династии

Они пришли в сферу IT еще тогда, когда перфокарты только-только сменялись дискетами, остались в программировании в смутные «90-е», когда сотрудники НИИ массово уходили в куда более «перспективные» профессии: «челноки», продавцы на рынке. Несмотря на молодость белорусской IT-индустрии, несколько семей уже можно назвать династиями программистов.

С чего все начиналось: перфокарты и отсутствие престижа

«Я поступил на факультет прикладной математики и информатики в такое время, когда работа программиста была непрестижной. Друзья меня жалели: зачем ты, умный парень, пошел туда? Вот – юрист, товаровед – хорошие специальности, — рассказывает Сергей Миюсов, инженер EPAM. — Мы писали код на бланках, женщины переносили его на перфокарты, а перфокарты мы уже «скармливали» огромному компьютеру. Я из поколения, когда компьютеры были большие, а код – маленький».

Отец Сергея всю жизнь проработал на вагоноремонтном заводе, его старший брат тоже поработал там несколько лет, а вот его самого учительница математики, любимого школьного предмета, уговорила поступать на мехмат. Опять же, все могло сложиться иначе: он не прошел по конкурсу, тоже пошел на завод – правда, уже «гораздо ближе к IT» – на «Электронику» ПО «Интеграл», поработал там до армии. «В армии и решил: хочу поступать на факультет прикладной математики. Учили по широкому профилю: ты и математик, ты и программист», — вспоминает Сергей Миюсов.

У его сына Алексея, работающего в одной компании с отцом, на проекте, связанном с искусственным интеллектом, при выборе профессии уже был пример: «Отец в любом случае повлиял. Я ходил к нему на работу, было очень интересно. Это перспективное направление – плюс, скучно мне не будет в любом случае».

Новое поколение IT-шников видит перспективы этой индустрии – и профессиональные, и финансовые. Их отцам, приходившим в еще только зарождавшуюся сферу, разглядеть это было гораздо сложнее.

«Когда я пришел в IT, программисты были где-то на уровне дворника по зарплате, а «продвинутая» молодежь стояла очереди в перспективные юристы и экономисты», — вспоминает представитель еще одной династии, работающей в EPAM, Алексей Бредихин.

Сын военного, отучившийся в 90-е на факультете прикладной математики и информатики БГУ, уже не застал компьютеры на перфокартах: «До меня на факультете в основном обучались женщины, но я пришел в переломный момент, когда на него приходило все больше парней. Компьютеры стали более доступны, механическая работа перешла в творческую».

Алексей, осуществляющий супервайзинг нескольких международных проектов, приводил сына Юру на детские праздники в EPAM, и просто на работу, усаживал рядом, и тот с раннего детства вдохновлялся работой отца. Способности к математике в их семье «передаются по наследству», и, закончив математическую гимназию, парень поступил на тот же факультет, который закончил отец.

«Университет давал знания медленнее, чем мне хотелось бы. И я понял, чтобы расти, нужно где-то работать, получать практические знания. EPAM, в котором работал отец, дает возможность студентам даже без опыта работы прокачаться и попробовать себя на реальных проектах. Если у тебя есть знания и желания – «двери открыты», — рассказывает Юрий, работающий с Big Data.

Источник: jobs.tut.by