Нестандартный подход к работе и жизни: Testing Manager EPAM о том, какие люди нужны в IT

Антону Семенченко, Software Testing Manager в EPAM, всего 31, но он уже создал сообщества автоматизаторов COMAQA и C++-разработчиков CoreHard, стал одним из «разведчиков» EPAM на IT-рынке России и основал собственный стартап. «Нетипичный» программист рассказал, где берутся такие люди, как он, почему не нужно разделять работу и личную жизнь и как карьера зависит от мотивации.

 

Путь к IT

Родился я в Симферополе. Детство для меня — сплошные переезды и связанные с ними открытия. Я искренне интересовался всем: был радистом в клубе юных моряков, юным археологом и геодезическим разведчиком в горах, учился в музыкальной школе, участвовал в олимпиадах по всем предметам, кроме филологии.«Уже в детстве у меня проявилась одна взрослая черта — желание контролировать ситуацию»

11-й класс я окончил уже в Минске, получил золотую медаль, но понятия не имел, какую профессию выбрать — врач, биолог, физик, химик… Отец посоветовал пойти по его, инженерному, пути. Ходить с дискетой по офису мне хотелось куда больше, чем с ключом по заводу, поэтому нацелился на прикладную математику БГУ.  

Мой путь в IT начался с программирования на ассемблере. Я, на тот момент первокурсник факультета прикладной математики, почти ничего не умел. Студенчество прошло мимо меня. Кроме программирования, подрабатывал тренером по армрестлингу и пауэрлифтингу. Мой индивидуальный план тренировок с аргументацией стоил 20$ — в месяц выходило что-то около 400$. Хотя было пару особенно удачных месяцев, когда доход переваливал за 2000$. Нужно было оплачивать учебу, помогать родителям, снимать квартиру, потому что я рано женился, обеспечивать жену и ребенка.«В БГУ я всегда висел на двух досках: позора — как человек с самым большим количеством прогулов; и почета — как образцово-показательный студент, активно участвующий в общественной жизни кафедры»Не стеснялся подходить к преподавателям и объяснять, почему у меня 100-процентная непосещаемость. Главным было продемонстрировать знания на экзамене, и мне это удавалось без шпаргалок. Правда, сессии я просто выпахивал.

Несмотря на редкие посещения, несколько близких друзей после университета у меня все же осталось. Чуть позже мы втроем основали компанию DPI Solutions, два IT-сообщества. Было и много других околонаучных социально ориентированных начинаний.

Роль в EPAM

Теперь, имея 15-летний опыт работы в IT в области C++-программирования, автоматизированного тестирования, управления командами и проектами, присоединился к компании EPAM в качестве менеджера по автоматизированному тестированию. Количество уже давно переросло в качество, и я на том пути, который мне по душе.

Одна из моих ролей в компании — налаживание связей со внешними сообществами автоматизаторов и программистов, в частности, на российском рынке. Устанавливаю контакты с опытными IT-специалистами и обсуждаю с ними возможность сотрудничества с COMAQA, CoreHard и EPAM: главное — начать конструктивное партнерство, будь то активности в сообществах или работа в компании.

Только в мае выступил на трех IT-конференциях, прочитал около десяти докладов в EPAM, отчитал 48 академических часов лекций в рамках сотрудничества с провайдерами IT-курсов, провел пару вебинаров. В целом на этот год запланировал поездки в 20 российских городов для участия в различных IT-событиях. Такие начинания связаны с поиском профессиональных разработчиков, ведь их не хватает на мировом рынке труда.

Делаю вклад в развитие ряда смежных направлений — eLearning, сотрудничество с университетами, в целом, работу с молодыми людьми, которые уже сейчас начинают интересоваться автоматизацией. К примеру, на днях вместе с коллегами проводил день открытых дверей в лицее БГУ, где мы рассказали ребятам истории успеха автоматизаторов из EPAM и в целом о том, что такое автоматизация тестирования.

Кандидат мечты

Значительная часть моей работы — оценка потенциала инженеров. У человека очень большие возможности. Не зря же есть феномен маугли, когда волки и другие стайные звери воспитывают человеческих детенышей, инстинктивно чувствуя, что из них вырастет вожак. Я тоже пытаюсь почувствовать потенциал человека, составляя технические и психологические портреты.

Первое внутреннее собеседование с кандидатом обернулось для меня неудачей. Интервьюируемый — девушка, недавняя выпускница нашей лаборатории, рассчитывала на короткую непринужденную беседу. Ее можно понять: успешно завершила обучение в лабе, прошла собеседование с заказчиком, даже начала работать на первом производственном проекте. И тут появляюсь я, настроенный на классическое часовое интервью с технически-психологическим уклоном, и грубо нарушаю принцип наименьшего удивления. Моя ошибка заключалась в том, что я глубоко не прочувствовал изначальные установки человека. В итоге мы оба остались недовольны результатами беседы, и что особенно досадно, самими собой.

Еще один пример — на первый взгляд, достойный кандидат из России: участвует в конференциях и форумах по автоматизированному тестированию, во время интервью демонстрирует пусть избирательные, но вполне глубокие знания… И тут 5 минут серфинга в интернете ставят под сомнение искренность его мотивации. Посмотрев на весь ряд начинаний кандидата, пришел к выводу, что его стимул не программирование, а деньги. Очевидно, речи не идет ни о лояльности к нашей компании, ни о стратегическом партнерстве.

«Всегда с настороженностью отношусь к деньгам как к основному мотиватору. Может быть, просто хочу видеть в других людях близкие мне черты»Для меня самого материальное никогда не имело значения. Хотя был период, когда приходилось думать об этом чуть больше в силу обязательств перед детьми.

Встречаются и люди-айсберги, например, девушка с фантастически высоким IQ. Два высших технических образования, знания фундаментальной математики и физики, способность блестяще решать сложные инженерные задачи, серьезное увлечение живописью — сотрудник мечты. Найдите мне десять подобных специалистов — и я переверну мир. Только сразу же возникает вопрос: почему она все еще pre-middle QA?

Знакомлюсь поближе. Кандидат изучает много языков, но на высоком уровне не владеет ни одним из них, что говорит о быстром воспламенении и таком же быстром охлаждении к чему-то новому. В процессе нашего длительного общения выясняется, что ее мотивация — это только WOW-эффект. Иными словами, она стремится получить социальный отклик, причем не всегда положительный. Наоборот, чем острее он будет, тем лучше. Уверен, что пригласить такого человека в EPAM и поручить ему ответственную работу, попавшись на его талант, было бы роковой ошибкой.

Бесконечная мотивация

В первую очередь смотрю на мотивацию. Она должна быть бесконечной, как мотивация на успех. Знаю бизнесменов, которые сделали яркий старт, а затем остановились на 3 транзакциях в месяц и готовы заниматься чем угодно, но только не работой.«Примеры «бесконечной» мотивации — роскошь человеческого общения, литература, музыка (Моцарт производил неплохие «наркотики»), влюбленность, даже агрессивное вождение мотоцикла. Идеальная ситуация — когда источником ярких ощущений является работа» Еще один неплохой вариант — если кандидат ‒ разностроронняя личность, то есть находится в поиске своего любимого занятия. В этот момент нужно «подсадить» его именно на работу. Мотивированный на работу кандидат сделает успешную карьеру за 5 лет, в то время как «среднестатистическому» понадобится лет 15.

Для меня самого работа — нечто большее, чем находиться в офисе с 9:00 до 18:00: могу не спать сутками, работаю в отпуске на пляже, не разделяю работу и личную жизнь — это как воздух! Живу по принципу «окна Сталина» — что бы ни случилось, окошко горит, процесс идет!